16 | 12 | 2017

Доклад О паразитофауне дикого кабана

Доклад О паразитофауне дикого кабана

СЛАЙД 1.

СЛАЙД 2.

Класс: Mammalia - Млекопитающие
Отряд: Artiodactyla - Парнокопытные
Семейство: Suidae - Свиные
Род: Sus L. (1758) - Кабан
Вид: Sus scrofa L., 1758 – Кабан дикий

Подвид: Sus Scrofa Ussuricus Heude, 1888.

Теоретическое значение исследования. СЛАЙД 3.

Таксономическая идентификация. Дикий кабан характеризуется наиболее широким распространением среди парнокопытных, это пластичный и полиморфный вид, у которого в мире (как считают некоторые специалисты) насчитывается до 25 подвидов. Однако последними краниометрическими исследованиями установлены четыре географически разделенных подвида: Sus Scrofa Scrofa/Meridionalis (Северо-Западная Африка, Европа и Западная Азия – расы Algira, Lybicus, Attila и Nigripes); Sus Scrofa Ussuricus (Северная Азия и Япония - расы Sibiricus и Ussuricus, Leucomystax и Riukiuanus, Taivanus, Moupinensis), Sus Scrofa Cristatus (Малая Азия, Индия и Восточная Азия - расы Davidi, Cristatus, Affinis) и Sus Scrofa Vittatus (Индонезия, Малайзия). Знание паразитофауны кабана позволит внести ясность в определение подвидов и рас.

Закономерности формирования популяций. Естественный ареал дикого кабана охватывает почти всю Евразию, включая острова, но вид был интродуцирован в самые различные регионы - Северную Америку, Австралию, Новую Зеландию, Южную Африку, некоторые районы Южной Америки и острова Тихого океана. Интродукция в ряде регионов сопровождалась скрещиванием ввезенных животных с одичавшими домашними свиньями. В Крыму реакклиматизирован с 1957 г. 35 животных уссурийского подвида, отловленные в Приморском крае, и одна самка (Sus Scrofa Attila Thomas, 1912) из Черниговской области были выпущены у р. Пискур (приток Альмы), и к 1961 г. заселили все лесные районы Крыма. Современное поголовье берет начало от этой группы, но материалы археологических раскопок и литературные данные свидетельствуют о существовании в прошлом аборигенного вида/подвида. В течение 10 лет после выпуска был отмечен резкий рост популяции, но в последующие годы происходили массовые падежи [10, 13]. Исследования < >< >< >< >Анатолия Михайловича Волоха [14] показали, что в Крыму на основе уссурийского подвида сформировалась мономорфная группировка, генетическая структура которой по ряду причин (прежде всего, ограниченность притока генов, низкая численность носителей других генотипов и отсутствие свободного обмена генетической информацией с другими популяциями) развивалась без влияния континентальных переселенцев. По сравнению с Дальним Востоком крымская популяция оказалась в благоприятных условиях при отсутствии влияния хищников - бурого и гималайского медведей, волка и тигра - на динамику численности кабана и конкурентных взаимоотношений за основной корм между медведями и кабаном (наиболее напряженных в Приморье) [11, 15]. Патогены и паразиты в этих условиях представляют единственный естественный фактор регулирования численности животных.

Прикладное значение исследования.

СЛАЙДЫ 4 и 5.

Определение роли в экосистемах. Эти особенности обитания кабана в Крыму, практически лишенного естественных врагов и конкурентов, в отличие от различных регионов Евразии [16-19], заставляют обратить внимание на роль кабана в других частях планеты, прежде всего, на островных и изолированных территориях. Известно, что дикий кабан принадлежит к числу наиболее инвазивных видов, способствующих исчезновению и изменению природных экосистем [20]. Наравне с растительной пищей, кабаны питаются дождевыми червями [21], улитками, личинками насекомых, мышевидными грызунами - организмами, которые служат промежуточными хозяевами гельминтов и других паразитов. Существует мнение о том, что при этом кабаны уничтожают вредных насекомых, а их роющая деятельность благоприятствует воздушному режиму почвы и всхожести семян. Исходя из этого, в мире действуют программы реакклиматизации кабана (Шотландия, проект возвращения кабана в Каледонский лес, откуда он исчез 400 лет назад, - Guisachan Wild Boar Project), охраны некоторых рас, находящихся под угрозой уничтожения или исчезновения из-за эпизоотий [19].

Определение значения вида в экологической патологии. СЛАЙДЫ 4-5.

Будучи интродуцированными во многие регионы мира в качестве охотничьего объекта, кабаны не только вредят водным ресурсам [23], сельскому хозяйству, садовым и декоративным насаждениям и естественной флоре [24], Но и служат резервуаром или переносчиками многих патогенов и паразитов, вызывающих заболевания диких и домашних животных и человека [25-27]. Например, за счет образования ям и повреждений деревьев кабанами возникают условия для размножения комаров - переносчиков малярии и других заболеваний, от которых страдают различные животные. Таким образом, при росте численности кабанов создается угроза для островных экосистем (особенно для эндемичных птиц Гавайских островов, уникальной фауны Австралии и Океании и т. д.) [28, 29]. В условиях Крыма жизнедеятельность кабанов приводит к перераспределению гумуса в почве и изменению почвенно-растительного покрова, включая структуру и продуктивность травянистых сообществ. Это нарушает функционирование экосистем и повышает их уязвимость, в первую очередь, на заповедных территориях, где отсутствует фактор беспокойства животных [30, 31], подчеркивает неоднозначную роль кабана в Крыму и необходимость детального изучения его влияния на окружающую среду.

Состояние изученности паразитофауны кабана в Крыму. А. И. Дулицкий [10] обобщил в своей монографии результаты паразитологических исследований парнокопытных в Крыму: у кабана было обнаружено по четыре вида экто - и эндопаразитов. По сравнению с материалами, приводимыми в мировой литературе, уровень знаний в этой области остается недостаточным.

Основные принципы отбора и анализа паразитологической информации

СЛАЙД 6. Научная библиография с конца 30-х гг. ХХ века, посвященная паразитам кабана, насчитывает десятки названий. Для концентрации внимания на крымской специфике при отборе материала мы придерживались следующих критериев исследования и анализа имеющейся информации.

1. Географический принцип. Информация, связанная с регионами Европы, Средиземноморья, Кавказа и другими местообитаниями, сходными по своим природным условиям с Крымом.

2. Таксономический принцип. Информация о тех видах паразитов, которые ранее были обнаружены в Крыму, в т. ч. у других видов охотничьих животных.

3. Эпизоотологический принцип. Информация о наиболее вирулентных видах паразитов, способных поражать домашних животных и человека и быть переносчиками патогенных микроорганизмов и вирусов, и роли дикого кабана в эпизоотическом процессе как резервуара и переносчика инвазий.

4. Инсулярный принцип. Информация о путях формирования паразитофауны дикого кабана и других парнокопытных в местах акклиматизации, особенно на островных или изолированных территориях.

Паразитофауна кабана.

Общая характеристика. СЛАЙД 5.

Дикие кабаны рассматриваются как животные, восприимчивые к различным заболеваниям, включая не только специфические для них (чума свиней), но и распространенные среди других животных (ящур, пироплазмоз, анаплазмоз [43]) или способные передаваться человеку [25, 26]. Иксодовые клещи Ixodes Ricinus, Dermacentor Marginatus, Rhipicephalus Bursa и Hyalomma M. Marginatum, паразитирующие на кабане, известны как переносчики бактерий Borrelia Afzelli, возбудителей клещевого боррелиоза (болезни Лайма), Anaplasma sp., Ehrlichia sp. и Rickettsia sp., а также пироплазм [44]. Из 28 видов иксодовых клещей, зарегистрированных в Крыму, 7 встречается у кабана (табл. 1). В различных странах (прежде всего, в Австралии, имеющей самое большое стадо диких кабанов – 23 млн. [45]) кабаны описаны как резервуар инфекций и инвазий и потенциальный источник заражения домашних животных и человека, включая посетителей лесных территорий [46]. Далеко не полный перечень патогенов и паразитов, имеющих важное экономическое значение, включает возбудителей лептоспироза (Leptospira Interrogans var. Pomona), бруцеллеза (Brucella Suis), туберкулеза (Mycobacterium Bovis), ложного сапа или псевдохолеры (Pseudomonas Pseudomallei), СМЕДИ (свиного парвовируса), энцефалитов и других арбовирусных заболеваний, рожи свиней (Erysipelothrix Rhusiopathiae), токсоплазмоза, балантидиоза (хотя в естественных условиях кабаны не болеют балантидиозом, но являются носителями этой инвазии [47]), фасциолеза, тениоза, эхинококкоза, трихинеллеза.

СЛАЙД 7. Другие паразиты из числа простейших (ряд видов Blastocystis, в т. ч. Blastocystis Suis, Trichomonas Suis, Chilomastix Suis, Eimeria Debliecki, E. Perminuta и E. Polita, Sarcocystis spp.[48-51]) и гельминтов - нематод Ascarops Strongylina, Simmondsia Paradoxa, Physocephalus Sexalatus, Hyostrongylus Rubidus, Stephranus Dentatus, метастронгилид и скребня Macracanthorhyncus Hirudinaceus - широко распространены, но носят менее деструктивный характер для природы и человека [52].

Протозойные инвазии. СЛАЙД 8. Среди паразитов кабана зарегистрированы 20 видов простейших. В целом паразиты могут быть непосредственной причиной гибели животных, или же повышать восприимчивость к другим факторам смертности. Саркоспоридии (Sporozoa, Coccidia) принадлежат к числу наиболее распространенных во всем мире мышечных паразитов домашних и диких животных (они могут поражать от 24,7% [53] до 75,6-95,9% [54, 55], а в некоторых странах – до 100% [56, 57] поголовья диких кабанов, причем уровень зараженности варьирует по годам). Саркоспоридии изучены слабо в странах Европы, а в Крыму не изучались вообще [58-61]. СЛАЙД 9. Возбудитель Токсоплазмоза у кабанов - Toxoplasma Gondii – тканевая цистообразующая кокцидия, имеющая важное медико-ветеринарное значение и распространенная по всему миру; окончательные хозяева этого вида - хищники из семейства кошачьих, а промежуточные – практически все теплокровные, включая человека и диких парнокопытных.

СЛАЙДЫ 10-13.

Гельминтозы. Гельминтофауна дикого кабана насчитывает не менее 32 видов нематод (по другим данным [62], не менее 40), Пять видов трематод, четыре вида цестод и один вид скребня. Кабан восприимчив к заражению Трематодами из семейства фасциолид и Цестодами (цепнями) и принадлежит к числу потенциальных источников инвазии. При поражении эхинококками в одних случаях кабан становится дефинитивным хозяином, а в других - промежуточным. Дальнейшее развитие гельминтов и течение заболевания зависят от защитных реакций в организме хозяина и могут иметь различный исход. В природе паразит циркулирует по эпизоотической цепочке волк – кабан/косуля – волк [63, 64].

СЛАЙД 14. Трихинеллез кабана принадлежит к числу наиболее острых проблем в охотничьем хозяйстве. Известны постоянно действующие “домашний” (циркуляция Trichinella Spiralis по цепочке крыса - свинья - крыса в качестве основных носителей) и “лесной” (циркуляция T. Spiralis и T. Britovi в естественных экосистемах среди диких животных - кабана, медведя, барсука, лисицы, волка и др.) циклы развития паразитов. При этом люди подвергаются риску, потребляя мясо охотничьих животных (в “домашнем” варианте процесс находится под контролем ветслужб), и Проблема может быть решена только при обозначении “территорий риска”, реализации постоянного мониторинга добытых или погибших всеядных и хищных животных и предотвращении обмена паразитами между дикими и домашними животными [65-69]. С 1992 г. на территории Евросоюза действует постановление Совета Европы об обязательном обследовании на трихинеллез диких кабанов, добытых в коммерческих целях [70, 71]. Это обусловлено ростом трихинеллеза в последние десятилетия среди людей, употреблявших в пищу мясо диких животных, - около 20% случаев заболеваний трихинеллезом во Франции, Германии, Италии и Испании связано с диким кабаном.

Из других видов нематод высокой экстенсивности инвазии могут достигать Globocephalus Urosubulatus (74,0-86.8%)[72-76], Ascarops Strongylina (87,0%)[77], трихостронгилиды Hyostrongylus Rubidus – 75,0%, почечные стронгилиды Stephanurus Dentatus – 90,0%, а также Oesophagostomum sp.- 60,0 -85,7%.

Высокий уровень зараженности отмечен у легочных нематод метастронгилид (79,0%, а у Metastrongylus Elongatus от 90,0 до 100,0%), их промежуточные хозяева - дождевые черви (не менее 14 видов), потребление которых кабанами связано с зараженностью легочными и кишечными нематодами [21, 78, 79]. Перечисленные виды характеризуются максимальной опасностью для хозяев из-за инвазивных и деструктивных свойств. Поражая жизненно важные органы, при смешанной инвазии они приводят к тяжелым последствиям – образованию абсцессов, цист, кровоизлияниям, закупоркам вен, перитониту с последующим параличем и гибелью. Случаи гибели кабанов от легочных нематод и других гельминтов регистрировали в Национальном парке Кампинос в Польше [80] и в Воронежском заповеднике [81], особенно в зимний период.

Пораженность диких кабанов другими видами гельминтов приведена в ряде работ [82-88] и в табл. 1. Особый интерес вызывает формирование гельминтофауны в изолированных и островных популяциях дикого кабана, ее состав и динамика, а также возможность обмена паразитами с другими охотничьими животными, в частности, с оленем. В немногочисленных публикациях [62, 72, 89] на эту тему подчеркивается относительно бедный видовой состав гельминтов (от 6 до 9), установлена возможность смешивания Гельминтофаун с оленем и одичавшими животными (один вид из 39).

Членистоногие. СЛАЙДЫ 15-16. В отличие от домашних свиней, дикий кабан характеризуется богатой акарофауной (18 видов) (табл. 1), играющей важную роль в переносе различных возбудителей заболеваний и представленной, в основном, иксодовыми клещами, которые принадлежат к родам Ixodes, Haemophysalis, Hyalomma, Demodex, Dermacentor, Ambylomma и Rhipicephalus [90-95]. Некоторые из этих видов зарегистрированы у других парнокопытных. У кабанов также встречаются вши рода HaematopinusH. Apri и H. Suis.

СЛАЙД 17.