11 | 12 | 2017

Реферат Теоретические предпосылки формирования жилища.

Реферат Теоретические предпосылки формирования жилища.

Трактовка понятий «профессиональное искусство архитектуры» и «народное зодчество»

В работе жилище рассматривается в широком смысле как предметно-пространственная среда жизнедеятельности людей; как автономное укрытие выполняющее различные функции на разных этапах цивилизации: защита от хищных животных и агрессивных устремлений соплеменников, бытовых невзгод и неурядиц, природно-климатического дискомфорта; духовное совершенствование человека; развитие эстетического вкуса, нравственное воспитание и т. д.

В современной практике очень часто архитекторов и строителей называют зодчими. Теоретик архитектуры, Ю. Бочаров [1], отмечает, отсутствие апробированного понятийного аппарата, нередко приводит к путанице.

Существует бесчисленное множество гипотез изначального создания человеком предметов строительной деятельности, например А. А.Писарев [2], характеризует их как укрытия и низменные шалаши, но по мере приобретения навыков в их постройке появляется потребность украшения, т. е. строительная деятельность эволюционирует от примитивного ремесла к искусству. Мастер подражает природным образцам, натуре, по мнению Н. М.Карамзина [3], старается выразить, выплеснуть побуждения души и сердца по выражению В. И.Григоровича [4]. Облагородить, возвысить жизнь, образовать человека нравственно и доставить наслаждение – вот основные задачи зарождающегося искусства считал М. Гаврилов [5] в начале прошлого века. Мысль эту развивает и дополняет П. П.Чекалевский [6]: он считает, что искусство должно «отвращать от зла, призывать к добру и красоте».

Во всех вышеуказанных работах искусство и как часть его – зодчество, рассматривается как единый феномен, предполагается, что оно на пути своего эволюционного развития на определенных стадиях перерождается, превращаясь из народного в профессиональное, или заимствуется отдельными народами у других. Такая концепция высказана, в частности А. А.Писаревым [7], при этом он вступает в противоречие с собственными суждениями. В начале его работы констатируется, что первыми образцами творческой деятельности человека служили предметы природного окружения. Характеризуя искусство славян, он утверждает, что до периода царствования Иоанна III, славяне, занятые ратоборствованием и переселением, довольствовались только нужным, т. е. искусство создано было представителями культур других народов и, следуя его логике, в последующем заимствовано славянами. Здесь можно было бы говорить о формировании профессиональной культуры под влиянием, безусловно, народного творчества самих славян, но слишком нарочитыми, надуманными представляются мотивы организации особой сферы деятельности профессионального искусства, полностью привнесенного извне. Закономерность эволюционного преобразования архитектуры как искусства утвердилось в современной науки, но и по сей день некоторые авторы, например Ю. Борев [8], рассматривают ее как единый монолит, где народное зодчество представляется субстратом, на котором выкристаллизировалось современное искусство архитектуры.

Убедительно обосновывает причины размежевания народного творчества и профессионального искусства Л. Н.Толстой в трактате «Что такое искусство». Одним из основных критериев искусства он считает религиозность, под которой понимается острая чувствительность и гуманное отношение ко всему живому. Отказавшись от язычества и не приняв подлинного христианства эксплуататорские классы стали насаждать культ красоты и наслаждений, пошлое и пустое искусство богатых.

Оно стало возможно, благодаря разделению труда и эксплуатации. Л. Н.Толстой [9] отмечает, что вследствие разделения буржуазное (профессиональное) искусство утратило религиозность, красоту формы и искренность. Большинство современников не понимает искусство и принимает за искусство грубые подделки, однако реальной опорой в оценке произведений искусства остаются вкусы и мнения народа. Но при этом сам Толстой предлагает критерии, по которым следует судить о художественных достоинствах произведения: релиогозность, заразительность, значительность содержания, красота формы, искренность (правдивость), общедоступность [9]. Эстетическое чувство человека Л. Н.Толстой считает врожденным, в последующем оно часто извращается, затмевается и сбивается с толку суевериями, предрассудками людей, вредной деятельностью критиков, слепым признанием авторитетов. Он отмечает, что искусство «…есть необходимое для жизни и движения к благу отдельного человека человечества средство общения людей, соединяющее их в одних и тех же чувствах» [9]. Но следует заметить, что понимание «блага» отдельного человека зависит от его классовой принадлежности. Крестьянский поэт С. Есенин выразил его так: «Будь же ты вовек благословенно, что пришло процвесть и умереть». Селянин в массе своей явление в этот мир воспринимал как счастье, его требования к жизни весьма не притязательны, они мало изменились в сравнении с описанным Н. Г.Чернышевским [10] в прошлом веке, он не стремился к мировому господству, не претендовал на свою исключительность, рассматривал себя как частный случай земной жизни, старался, как мог поддерживать гармонию этой жизни. В душе он остается язычником и по сей день. Так, герои повести В. В.Васильева «Не стреляйте белых лебедей» наставляет малолетнего сына, что в лесу ничего не растет зря, поэтому без особой надобности не стоит ничего уничтожать.

Представители господствующих классов по-своему трактовали «благо». Например, Ф. М.Достоевский в рассказе «Сон смешного человека» создает картину идеального земного устройства, где в равной степени хорошо всем и все любят друг друга, люди лишены возвышенных страстей и низменных пороков, но дальше он показывает сколь неустойчив, хрупок этот мир, для его разрушения достаточно было невинной шутки, игры, кокетства, поток лжи проник в сердца людей и началась цепная реакция разъедения и вражды. И когда был утрачен этот мир, люди превратили его в мечту, понастроили храмов и стали молиться этой идее. Л. Н.Толстой считал высшее религиозное сознание в братском единение людей независимо от их материального, расового, сословного и иного положения. В основном оно сформировалось около двух тысяч лет назад и послужило причиной возникновения профессионального устройства. Эта версия вполне согласуется с устоявшейся пардигмой исследователей русской архитектуры. В частности, Р. М.Горяев [11] не отрицает данной позиции, но предпринимает попытку отыскать истоки русской архитектуры в дохристианской Руси. Конечно, архитектура не могла прийти из Византии как христианское учение. питательной ее средой явились как народное зодчество, так и профессиональная архитектура Византии и других европейских стран. Здесь важнее признать, что откуда профессиональная архитектура пошла своим путем. Размежевание обусловлено различием задач. Народный зодчий строит жилище как элемент процесса своего бытия в гармонии с окружающим его миром. Профессионал создает свое произведение с целью воздействия, прежде всего на духовный мир человека. Мерилом творчества архитектора является человек, его эстетические идеалы, которые призваны формировать совершенное общество будущего.

Цель творчества едина, как общее благо, но, как отмечалось выше, каждый класс общества воспринимает его по-своему. Для народного мистера – создание комфорта для себя и своих близких в реальных условиях земного бытия, не нарушая при этом его божественной гармонии; для архитектора – творчество ради достижения всеобщего блага в будущем, посредством постоянного совершенствования человека и общества.

Понимание цели своего творчества